Член сообщества WebMD Гэри Корнфельд оправился от опухоли головного мозга и нашел новое призвание в жизни.

И вот его история:

Гэри Корнфельд
На фото: Гэри Корнфельд

Осенью 1995 года мне исполнилось 40 лет, и я был на вершине своей юридической карьеры. Но я неожиданно обнаружил, что каждые выходные я полностью истощался, уставал.Я не мог полноценно проводить время со своей женой и детьми.

Однажды утром, занимаясь на беговой дорожке, я увидел перед глазами мерцающие звездочки. Я поехал в отделение неотложной помощи. Врачи подумали, что у меня сердечный приступ. Но диагностика не показала проблем с сердцем, поэтому я вернулся к работе — я должен был работать, потому что у меня был свой бизнес.

Мой терапевт отправил меня к кардиологу и другим специалистам, чтобы узнать, есть ли у меня болезнь верхних дыхательных путей или проблема внутреннего уха. Никто не нашел ничего подозрительного.

Затем я встретил невролога, который попросил меня сделать МРТ. На следующий день медсестра позвонила мне и попросила немедленно прийти к неврологу. Я сказал медсестре, что на совещании, и что «приду, как только закончу». Но врач позвонил сам: «Гэри, тебе нужно приехать прямо сейчас».

Диагноз

Я позвонил жене Элли и сказал: «Я не знаю, что происходит, но я не думаю, что это что-то хорошее». Оказалось, что у меня была злокачественная опухоль, расположенная глубоко в моем мозгу.

Первый хирург, которого я встретил, готов был оперировать уже на следующий рабочий день, он сказал, что у мне осталось жить три года, и не мог гарантировать никакого качества жизни. Мы попрощались с ним и начали искать других врачей.

Оказывается, опухоль находилась в нижней левой доле, на участке, который контролирует мою речь и правую руку. Знаете ли вы каких-либо адвокатов, которые не могут говорить?

Операция

Во время операции я проснулся и разговаривал, и когда я начал терять свою речь, нейрохирург закончил операцию.

Выздоровление

После выздоровления я вернулся домой, но я не мог разговаривать. Моим 10 и 13-летним детям было трудно понять, что случилось с их отцом. После более чем двух лет обширной логопедической терапии я снова начал говорить. Я один из счастливчиков. Я могу снова говорить.

Я обнаружил, что мелочи, которые меня никогда не беспокоили, могли сводить меня с ума. Мои эмоции были непредсказуемыми. Мне было очень сложно контролировать свои эмоции. После посещения групп поддержки и терапии с психиатром, я узнал, что это нормально для людей, перенесших подобную операцию.

Я больше не могу заниматься юриспруденцией, но я нашел новое призвание, помогающее вновь диагностированным пациентам. Я активно участвую в группах поддержки больных раком мозга, включая Североамериканскую коалицию опухолей головного мозга и Совет по вопросам рака. Через Palm Beach Legal Aid я помог создать программу под названием «Медицинский экстренный юридический проект», чтобы помогать пациентам с раком и другим людям, которые страдают от опасных для жизни заболеваний, решать юридические вопросы.

Гэри Корнфельд
На фото: Гэри Корнфельд

Сегодня, после девяти месяцев лучевой и химиотерапии, и 11 лет спустя, мне 51 год, и я живу доказательством того, что есть жизнь после того, как был диагностирован злокачественная опухоль головного мозга.

Гэри Корнфельд, 2006г.

Задайте вопрос врачу



Задай свой
вопрос и получи
консультацию
бесплатно